Когда договор дороже денег…

266

Сегодня в гостях нашей рубрики — член президиума городского совета ветеранов Галина Лебедева.

— Галина Ильинична, есть вопросы, которые вы хотели бы обсудить  с товарищами по работе в городском совете ветеранов?

— Как и многих сейчас, меня волнует постоянный рост стоимости коммунальных услуг при том, что качество их остается на стабильно неважном уровне. Так, горячая вода в Новогорском подается с каким-то желтоватым оттенком, больше года нет напора холодной воды. Доходит до того, что стиральные машины останавливаются, стоит открыть еще один кран, хорошо, что пока не горят… Есть обращения от жителей частного сектора, что там не вывозят мусор на том основании, что проезд, дескать, не везде очищен жильцами от снега. На все наши жалобы управляющая компания обычно ссылается на поставщиков, поставщики валят на управляющую компанию, и все продолжают гнуть свою линию и никого не слушают. Как по волшебству, заметьте, находятся какие-нибудь «объективные причины» и оправдания для плохой работы, только у пенсионеров — одни обязательства да подорванное здоровье… Теперь вот придумали брать какую-то непонятную комиссию при оплате за тепло и горячую воду, в квитанциях она выделена отдельной строкой. Кто бы объяснил: что бы это значило?

— Вот, кстати, о здоровье, слышал, у вас летом медпункт закрыли?

— Да, это на самом деле так. Он действовал от железной дороги, где теперь все время что-нибудь «оптимизируют», а попросту говоря, закрывают и избавляются от груза социальных обязательств. Работал медпункт, правда, только по нескольку часов, оказывал услуги по инъекциям, но для нас и это было важно. Представляете, что значит немолодому больному человеку трястись в автобусе в два конца, чтобы получить несчастный укол, да еще и на большое расстояние? Треть населения микрорайона — пенсионеры, в основном железнодорожники, почему их обделили вниманием — непонятно. Здание медпункта никому не отдают и не используют. Ждут, наверное, когда развалится, как бывшая железнодорожная столовая. Кроме того, наши внуки оказались без постоянного участкового врача. Раньше-то он находился в медпункте, а сейчас — на какой участок попадешь, там и принимают.

— Говорят, у вас и с получением пенсии непросто?

— Пенсию нам регулярно переводят на карточки, большая проблема — с получением наличных денег. Есть банкомат ВТБ, а вот банкомата Сбербанка нет. Опять приходится по каждому случаю ездить куда-то в центр города. Нет аптеки, поэтому и с приобретением лекарств — те еще мучения. Для того, чтобы купить какой-нибудь парацетамол или валидол, нужно садиться на автобус, что очень неудобно, затратно по времени и для больного человека — подчас болезненно. Да и проезд в общественном транспорте, сами понимаете, сейчас далеко не бесплатный…

— В чем видите решение хотя бы части отмеченных вами проблем?

— Нужно договариваться и, по возможности, учитывать мнение ветеранов. Приведу лишь один пример. Как я уже отмечала, в микрорайоне находится здание бывшей железнодорожной столовой. Сами по себе эти развалины сегодня никому особо не нужны, но к ним подведены коммуникации. Приезжали из «Марии-Ра», были готовы собрать на этом месте модуль и открыть магазин. Мы говорили с Ракшиным. Он обещал, как и в большинстве других своих торговых точек, поставить в магазине банкомат, оборудовать аптеку, но, видимо, договориться с руководством железной дороги не получилось. А сколько вопросов от населения микрорайона удалось бы снять, имейся у ответственных лиц хоть немного доброй воли и желания пойти навстречу тем, кто оставил здоровье и силы у них на службе!

Подготовил Сергей ШАБАНОВ. Фото автора.